21:52 

О России подробно, часть 1

7 февраля. БЕРЛИН – в десять часов вечера я наконец-то смог расслабиться. Я как будто заранее знал, что не смогу себе позволить по-настоящему расслабиться до тех пор, пока не окажусь непосредственно в автобусе Берлин – Санкт-Петербург. Точнее, Берлин – Рига, но с заранее забронированной пересадкой на маршрут Рига - Санкт-Петербург. С самого начала ряд нелепых случайностей мог создать впечатление, будто некая сила сознательно не хочет, чтобы я попал в Россию. Оказалось не так легко и быстро, как я думал, столь краткосрочно сделать себе место в автобусе (но раньше я реально знать не мог, когда и как именно смогу поехать). Хуже было то, что виза не пришла обещанного шестого числа, в то время как рейс уже был (и не из пустого каприза) забронирован на вечер седьмого. Это привело к тому, что я не мог доехать до Берлина на автобусе, как собирался, а вынужден был пользоваться в разы более дорогими поездами дальнего следования. Тот факт, что виза была получена в последнюю минуту, не оставлял других способов вовремя попасть в Берлин. Зачем так далеко? Потому что у рейсов в Россию, отправляемых не с севера Германии, есть одна неприятная особенность: они идут через Белоруссию. Проблема не в самой стране, а в том, что проезд через неё требует дополнительной визы со всеми вытекающими; „северные“ же рейсы идут через Прибалтику и не создают гражданам ЕС никаких дополнительных сложностей. Я избрал Берлин стартовым пунктом своей поездки по двум причинам: получалось (точнее, получилось бы, смоги я воспользоваться междугородным автобусом внутри Германии) дешевле всего и, главное, обеспечивался наиболее удобный для меня момент прибытия в Санкт-Петербург. Во время поездки в скором поезде из Саарбрюкена в Маннхайм возникла внештатная ситуация: дерево угрожало упасть на пути, из-за чего их перекрыли. Разруливание этой ситуации с помощью пожарной охраны обеспечило поезду часовое опоздание. Соответственно, следующий, уже высокоскоростной, поезд на Берлин был на час позже запланированного, к тому же, он тоже опаздывал, местами на 15 минут и более. Мне попались весьма приятные и готовые помочь соседи по купе. Они показывали мне на айфонах варианты проезда к автовокзалу на городском транспорте, и с ними можно было поговорить о многом, связанном с путешествиями и разными странами, Россией и её родственниками в том числе. Но это не отменило необходимости звонить в автобус с мобильного телефона одного из них, чтобы там знали об опоздании моего поезда и ждали меня. Согласились ждать 10 минут. Приходилось спешить до самого конца. Один из пассажиров, которому было по пути, проводил меня почти до нужной станции городской электрички и пожелал удачи – впрочем, не он один сделал последнее. Первым был тот, кто выходил ещё задолго до Берлина. На автовокзале приём пассажиров осуществляли стюардесса и некий мужчина, расфасовывавший багаж; последний был явно прибалтийского или польского происхождения, хотя по-русски говорил. Среди пассажиров тоже оказалось много прибалтов и поляков (впоследствии многие вышли в Варшаве). Объявление для всех делалось стюардессой на латышском, английском и русском (кстати, в английском и немецком языках этой фирмы встречались грамматические ошибки, но, как говорится, не было бы большего горя). Потом она индивидуально собрала билеты у всех, до момента высадки каждого отдельного пассажира, и разъясняла важнейшие правила индивидуально. Я заснул примерно через два часа после отправления, когда автобус уже въехал в Польшу.


8 февраля. ПОЛЬША, ПРИБАЛТИКА – Проснулся около 6 часов утра недалеко от Варшавы. Сочетание луж и снега, мёрзлых и открытых луж, но Висла таки замёрзла. +4 – это, конечно, не примерно +10 родного Саарбрюкена, но всё равно весьма тепло. Многие люди вышли из автобуса, но село не меньше. На дальнейших польских остановках – в Белостоке и Сувалках – ничего в принципе не изменилось, состояли города в основном из весьма неплохо сохранившейся многоэтажной застройки скорее советского, чем западного, типа. Озёра, которыми богат данный регион, тоже оказались замёрзшими, на одном из них мужчина сверлил лёд специальным прибором, получая кучу чего-то белого и отдалённо снегообразного. В 12:03 мы пересекли границу Литвы, и мой мобильник во второй раз за время поездки напомнил мне о возможности роуминга в европейской загранице. Кроме этого, нам предлагалось перевести часы на один час вперёд – в этих местах уже действует Киевское время, хотя от названного эпицентра событий они находятся очень далеко. На территории Литвы, явно переходной между культурами, часть домов выглядит скорее по-западноевропейски, а часть – совершенно по-советски. Народное искусство, в частности, религиозная скульптура являются особой темой, ибо выполнены в своём, неповторимом балтийском стиле, который может заставить Иисуса Христа быть внешне похожим на какого-нибудь Перкунаса (а филологические интересности балтийских языков - это вообще совершенно отдельная тема). В Мариамполе мой не очень внятно говоривший по-русски сосед вышел и сел, как мне кажется, на маршрутку Мариамполе – Вильнюс. Неужели в Даугавпилс, хоть он и Латвия, с нашего маршрута было удобнее ехать из Литвы? Так или иначе, его отсутствие дало мне возможность оказаться у окна. Впервые попробовал русский квас – он оказался несколько не таким, как его немецкий аналог, но тоже очень даже ничего. Несколько часов мы ехали дальше по Литве, по схожим температурно-природным условиям (только снега местами даже совсем мало, а на Немане лёд только по краям). В 17:53 Киевского времени мы пересекли границу Латвии, в 18:38 оказались уже под Ригой, время пересадки на другой автобус - примерно час. В течении этого часа отмечены признаки недовольства евро в виде соответствующего плакатика в подземном переходе и первая встреча с будущими пассажирами. Одна бабушка всё волновалась, приедет автобус или нет. Новый автобус, естественно, уже был полностью русскоязычным; при проверке документов на входе прозвучал просьба: „На визе откройте!“. Почему-то её вклеили не на первой и не на последней возможной странице, а где попало... В автобусе тем, кто в них нуждался, были выданы миграционные карты, и предложено перевести время на Московское, то есть ещё на два часа вперёд. Остановки были предусмотрены только две Псков (обозначенный на латышских указателях как Pleskava) и Санкт-Петербург. С этого момента до самого Урала будет использоваться Московское время, так как оно морально действовало ещё тогда, когда не действовало на территории за бортом.

Прохождения сколько-нибудь существенной территории Эстонии не предполагалось. Она там была постольку, поскольку прямой границы между Россией и Латвией не существует, и кусочек был совсем маленький. Поэтому, возможно, даже не удивительно, что большой синей таблички с надписью „Eesti“ в обрамлении из звёздочек я так и не обнаружил (а отвернулся я ровно один раз и на мгновение). Возможно, просто потому, что никто не едет этой дорогой именно в Эстонию ради Эстонии. Так или иначе, около 1:07 по МСК Эстония вдруг начала намекать на своё пристутствие тем, что все названия оказались сплошь финно-угорскими. В 1:14 факт пересечения эстонской границы был уже несомненно доказан очередной SMS о роуминге. В 1:21 пункт выхода из ЕС показался в непосредственной близости, и в следующую минуту автобус остановился. Пассажиров попросили выйти из автобуса и без багажа пройти в пункт паспортного контроля. Кто-то быстренько прошёл по автобусу, и его пропустили на другую сторону шлагбаума. Паспортный контроль прогрессировал быстрее, чем очередь в магазине. Эстонский пограничник просто смотрел в паспорт и говорил по-эстонски что-то вроде „я, парат“ - что так или иначе означало одобрение. В 1:36 мы уже отъезжали от обратной стороны этой границы. Я даже не поверил, что мы могли быть уже в России – явно было рано радоваться...

Действительно, рано. То была лишь внешняя граница Европейского Союза. Покрытый тонким слоем русского снега русский лес по-прежнему находился за забором, и в 1:38 мы остановились перед другим шлагбаумом – входа в Россию. Он поднялся только в 1:49. Последовал второй паспортный контроль, на котором оказалось, что надо было заполнить и правую створку миграционной карты (некоторые из нас подумали, что она понадобится только на выезде). Следующим этапом нужно было пройти через металлоискатель. За его срабатыванием последовала просьба выложить мобильник и всё сколько-нибудь металлическое на стол – со второго раза всё было в порядке. „В первый раз в Россию едете?“ - „Да“. „Санкт-Петербург?“ - „Да“. „А откуда родом?“ - „Из Харькова“ (как будто последние два факта в паспорте не написаны) Так или иначе, процесс проверки был на этом почти закончен. Почти – потому что по залу ещё прошли собаки, натасканные на наркотики. В 2:23 я снова занял своё место в автобусе („Вы будете приглашены в автобус, и только тогда можете туда идти“). В 2:29 мы проехали через последний шлагбаум, и в ближайшие же после этого минуты начались первые русские дорожные знаки, в частности, „Псковская область“. Всё, свершилось. Теперь я был в России, и лучшее, что можно было сделать – позволить этому приятному факту рассосаться у себя на языке, да простят мне эту кальку с немецкого. Теперь в жилых кварталах меня ожидали только чисто родные, советские облупленные многоэтажки, которые в Польше и Прибалтике были смешаны с домами более западного типа (одно- или малосемейными, одно- или двухэтажными) и более свежего вида, к тому же, по крайней мере, в Польше многоэтажки несколько менее облупленные. Около половины четвёртого ночи мы прибыли на автостанцию Пскова (интересно, оттуда и правда до сих пор ходят автобусы аж до самой Одессы?). Касательно Санкт-Петербурга пассажирам была предложена возможность выйти на ст.м. Московская, но я предпочёл выйти возле Витебского вокзала, как и было указано в расписании, ибо ближе к центру. А оставшиеся до этого часы всё-таки просто поспать xD

9 февраля. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ – Нас высадили возле Витебского вокзала в восемь часов утра, что в зимнем Питере, даже при +2, равносильно полной ночи. Как я позже заметил, там в феврале начинает сколько-нибудь светать только после девяти по Московскому времени, а где-то к десяти светлеет до конца. Моей первой заботой было, разумеется, поменять деньги. Я устремился к старой, занюханной дверке с надписью „Обмен валют“. Казалось, что там уже не первый год никого не было – ну а вдруг? Никакого „вдруг“, конечно, не наступило. Вместо этого какой-то таксист начал предлагать поменять деньги, но я не согласился. „Я таксист, я не обману“ - ага, как же. Как будто я не знаю, что в некоторых странах (не знаю, бывает ли подобное конкретно в России) таксисты специально манипулируют счётчиками, чтобы содрать больше денег. Так что не удивило бы, если бы он поменял мне евро по курсу даже менее выгодному, чем 1:45, хотя на самом деле он в тот момент был уже 1:47 с чем-то. Почти два часа я искал открытый на этот момент (в воскресенье утром, как-никак!) обмен валют по разным, иногда взаимоисключающим, указаниям горожан, причём первым из них был полицейский с Витебского вокзала. Ах да, пройти на любой вокзал или станцию метро сейчас можно только через металлоискатель – который, конечно, каждый раз верещит, а стоящие рядом полицейские никак не реагируют. Естественно, ведь у всех имеются как минимум ключи, а копаться в карманах каждого гражданина, как мы понимаем, невозможно... Во время поиска был пройден путь по всей Гороховой, а также влево и вправо от неё, до самой Дворцовой площади. Около десяти часов утра это действие было совершено, и я пошёл к ближайшей станции метро, которой оказалась Адмиралтейская. А Эрмитаж таки огромен, это точно целый город в городе... Не удивлюсь, если версальская проблема „готовят горячим, а доносят холодным“ существовала и в Зимнем. Лучше и не начинать смотреть без как минимум целого дня времени) Тамошний полицейский провёл какой-то лупообразной фитюлькой по моему большому чемодану и не обнаружил ничего дурного. При этом он ещё сказал, что, типа, надо платить не только за себя, но и за провоз чемодана более определённых габаритов - „но это просто чтобы вы на будущее знали“. Добрался до хостела на Некрасова, зарегистрировался (причём не только в нём, но и в Российской Федерации в принципе – не знал, что за эту формальность берут 600 рублей). Ответил на парочку интересных вопросов о Германии и Украине, оставил свои вещи. И после этого уже надо было спешить на встречу.

Какую встречу? Я не зря в начале сказал, что дата поездки была выбрана не из пустого каприза. Дело в том, что в Санкт-Петербурге планировалась встреча с весьма важным в данном контексте лицом – моим приятелем, по совместительству профессиональным солистом-тенором и преподавателем консерватории. У него, в силу его профессиональной деятельности и образа жизни, далеко не всегда есть время хоть на что-то. 9 февраля он утром прилетал из далёкой заграницы, а под вечер участвовал в спектакле в Сосновом Бору. Я спешно пошёл приобретать симку для оперативной связи с ним (именно с ним, потому что в России зона не роуминга для любой симки покрывает очень малую часть страны). При этом я чуть не вышел на некоей остановке, потому что мне один сказал, что площадь Восстания уже – но большинство пассажиров того автобуса исправили эту информацию. „Таваришь! Площадь Восстания следующая!“ - крикнул один южанин, и большинство его поддержало. Вообще, так называемых „хачей“ в Питере явно немало, и все, кого я из них встречал, оказывались очень даже приятными и полезными людьми. Другой из них спросил: „Гостиницу ищешь?“ - и показал, куда именно надо; третий открыл дверь своим специальным дворницким прибором, позволяющим нажать большую кнопку, не зная никаких кодов. Ладно, это лирическое отступление... короче говоря, на автобус с артистами того спектакля, в котором мне было обещано место, я всё равно не успел. Пришлось настроиться на то, чтобы ехать туда на электричке и всё равно опаздывать – в коем статусе пан тенор и дозвонился до меня на Балтийском вокзале, в ожидании электрички до Калище. Город да, Сосновый Бор, а вот станция по-прежнему Калище в честь давно растворившейся в оном городе деревни, когда-то бывшей на этом месте. Вот такой вот парадокс. В любом случае, тенор сказал мне, что на моё имя сделан дармовой билет-приглашение, и обслуживающий персонал об этом знает, а потом передал уточняющую инфу, как добраться (сам он даже по началу не знал, что ст. Калище и Сосновый Бор – это одно и то же, не имея опыта путешествий по этому краю таким способом). С чем я и поехал, знакомясь с совмещённой системой: сначала турникеты, чтобы пропустить людей на пригородные платформы вообще, а потом контролёр по конкретике в электричке подробнее об особенностях русской ж/д по сравнению с немецкой – по мере моего столкновения с ними. Кроме него, в поезде нашлись несколько приятных молодых людей, с которыми можно было поиграть в интеллектуальную игру, связанную со словами. Выходить лучше было, как оказалось, не в Калище, а на станцию раньше, на о.п. 80 км (и даже все эти „километры“ подписаны чёткой, крупной вывеской, тут, я думал, будет не так удобно!), после чего на маршрутку. Увы, на месте выяснилось, что о наличии этого дармового билета никто не знал (зато поинтересовались моей маленькой сумкой, мол, она, типа, очень уж тяжёлая). Решили ждать антракта, а там , мол, видно будет. В антракте я смог подойти к приятелю-тенору, и всё урегулировалось. Я благополучно попал на второе отделение, а потом в помещения для артистов и в их автобус на обратный путь. Думаю, мало кто может похвастаться тем, что, не будучи певцом, был в помещениях, предназначенных только для них, и ехал с ними в их автобусе)) После этого мы с оным приятелем поужинали в японском ресторане и ещё какое-то время ходили по интересным местам питерского центра. День однозначно удался.


Это только первая часть, дальнейшие последуют, и про Питер, и далее. Хотя я давно уже в Перми.

URL
Комментарии
2014-02-18 в 22:26 

Lirein Makalaure [DELETED user]
Чо, неплохо ты попутешествовал))) :-D
Неожиданно, конечно, уж сколько ездила на поездах, никто ни разу не предлагал поиграть ни в слова, ни в шахматы:yes: Разве что в карты - и то с попутчиками, с которыми от самого дома... Ждем материала про Пермь (хотя, конечно, в силу обстоятельств я и так все знаю, но будет интересно почитать обо всем и с твоей точки зрения) :tease2:

2014-02-18 в 23:20 

julia-sp
Нежный воин
У тебя потрясающая выносливость! СТОЛЬКО ехать в автобусе и после не лечь трупом! Ты силён! )))))
Стль твоей речи... Слушай, ты и разговариваешь так? Удивительно какой-тстаромодный, округлый - вода по камушкам... - и такие длинные предложения! )))) Слова тоже старомодные.
Очень интересно. ))))))

2014-02-19 в 00:25 

julia-sp, спасибо!)) Да уж, эти рейсы в СНГ и по его просторам на дешёвых автобусах могут занимать очень немало времени)) Даже в Латинской Америке, и то редко приходится столько в автобусе сидеть, как я слышал. Но они дёшевы, чем и привлекают малоимущих людей из СНГ и вдохновляют их на подвиги :lol: :laugh:
Да, как ни странно, примерно так чаще всего и разговариваю. А что тут именно старомодного?))) Да, я знаю, что дневниковое оформление, в котором этот кусочек написан, само по себе девятнадцатым веком попахивает. Но чтобы сам стиль и слова?)) Тебя не затруднит для пояснения взять какой-нибудь абзац и перевести его на менее старомодный язык?))

URL
2014-02-19 в 01:08 

julia-sp
Нежный воин
Оформление тут ни при чём. Оно мне сказало только, что ты - парень без претензий, и у тебя хорошее зрение. )))))

А речь...
Понимаешь, современная русская разговорная речь выглядит на так, как твоя. Во-первых, русские говорят более короткими предлжениями - у нас в основном идут простые предложения, слегка разбавленные сложносочнинными-сложноподчинёнными, а иногда - деепричастными оборотами. В разговорной речи также не злоупотребляют вводными словами.
А у тебя всего этого полно. Длинные и сложные предложения... Ну вот, хотя бы.

Она там была постольку, поскольку прямой границы между Россией и Латвией не существует, и кусочек был совсем маленький.
Смотри. Тут ТРИ предложения в одном.

Поэтому, возможно, даже не удивительно, что большой синей таблички с надписью „Eesti“ в обрамлении из звёздочек я так и не обнаружил (а отвернулся я ровно один раз и на мгновение).
Здесь явный перебор с дополнительными словами.

И у тебя это идёт сплошняком. Поэтому речь выглядит переусложнённой.

Во-вторых, в русском языке редко используют страдаельный залог. Он применяется или если без него вообще нельзя обойтись - по другому не скажешь (например, "я упал, меня подняли") , или он несёт на себе особенную эмоциональную окраску и/или используется в юмористическом ключе ("меня ушли с работы"). Ты же применяешь пассивный залог там, где можно было бы великолепно обойтись активным. Вероятно, это калька с немецкого? (английскоий-то этим точно грешит...)
Примеры?

Прохождения сколько-нибудь существенной территории Эстонии не предполагалось.
Русский бы такое предложенгие точно не произнёс бы. Он бы сказал что-то вроде "А по Эстонии мы только чиркнули, там такой клинышек с гулькин нос. Я и заметить не успел, как проскочили." ))))))

В-третьих, твоя речь очень сильно обеднена эмоционально. Ощущение, что читаешь научный доклад, а не слушаешь живого человека. Русские всегда очень сильно окрашивают свою речь эмоциями - тут и образные выражения, и экспрессивные словечки, и просто точные и ёмкие прилагательные и глаголы. Женщины грешат прилагательными, мужчины глаголами и матерными вставками. Но дело даже не в конкретных словах. Просто рассказывая о чем бы то ни было, руский ОБЯЗАТЕЛЬНО опишет своё отношение к увиденному/происходящему. Опишет в красках. Русские ни фига не боятся выпячивать своё "Я" - им глубоко до лампады и скромность, и боязнь кого-то обидеть, и прочая пролиткорректность. Русские - это такие дети, для которых мир выпуклый, цветной, и которые вообще не стесняются выражать свои впечатления. Русский бы написал, как он злился и дёргался из-за опозданий, как он мёрз/не мёрз в автобусе, написал бы что попутчики были не милыми, а забавными/скучным/идиотами/всезнайками/а у той бабы большие сиськи!!!/а лысый мужик храпел... ))))))) Русский бы обязательно в красках сравнил - а у нас, а у них, таможня, эмоции, что за чёрствые сволочи эти пограничники - в автобус не пускают! или наоборот - такие оперативные - я обалдел! Умеют работать! Русский бы не вежливо поиронизировал насчёт отсутсвия обменника, а подробно бы описал свои мытарства с чемоданом на привязи. И т.д. и т.п.

В-четвёртых, так как русские вообще страстно любят рассказываь о себе, то они ни фига не стали бы скромничать, повествуя об этом теноре. Они бы подробненько расписали-хвастанулись, откуда его знают, и всю предысорию с деталями. И не забыли бы поделиться планами на будущее. И вообще планами, и относительно тенора. ))))

Вот так примерно... ))))))))))

2014-02-19 в 01:34 

julia-sp, огромное спасибо за разъяснения!!)))) Ты очень подробно всё это описала, даже не думал, что столько накатаешь. Ну да, если "парень без претензий" означает, что человеку чужды мажорские замашки, то так и есть)) Ну да, наверное, западные языки в целом чаще используют страдательный залог, чем русский.

а подробно бы описал свои мытарства с чемоданом на привязи
Ага, скользко, сыро, то по грязному льду, то через лужи, боялся то грохнуться фейсом вниз, то вымочить содержимое в дерьме, чёрт его знает, где тот обменник, кого ни спросишь, все пиздят хуйню... примерно так?)))

URL
2014-02-19 в 07:28 

Meloria
Я уже была взрослой. Мне не понравилось.
К слову о стиле текста. Признаться, по мере того, как читала всё ждала когда же ты более подробно опишешь свои чувства, эмоции :gigi:

2014-02-19 в 09:03 

julia-sp
Нежный воин
если "парень без претензий" означает, что человеку чужды мажорские замашки, то так и есть))
Именно так. )))))))

примерно так?)))
АГА!!! )))))))))))))))))))))

     

Есть упоение в бою, и бездны мрачной на краю...

главная